Досым Сатпаев: “Мы уже живем в условиях войны с террористами”
Досым Сатпаев: “Мы уже живем в условиях войны с террористами”

Пока официальные власти Казахстана пытаются постфактум отреагировать на события в Актобе, представить цельную картину произошедшего в стране не удается. Нет сообщений ни о том, кто стоит за терактами, каковы были истинные мотивы этой бойни, против кого и чего она была направлена.

“Открытая  Азия онлайн” попросила директора группы оценки рисков Досыма Сатпаева дать собственное видение происходящего в Актобе: чем эти события отличаются от терактов пятилетней давности, и были ли учтены прошлые уроки?


Как вы думаете, какие предварительные выводы можно сделать после терактов в Актобе?

- Как всегда, версий очень много. Первая и официальная информация говорит о том, что это теракт с участием нелегальных псевдорелигиозных структур. Хотя здесь много странных деталей. В частности, явный непрофессионализм людей, которые это все делали.

С одной стороны, если взять тот тренд, который у нас идет последние 10-15 лет, - в частности, с активизацией представителей разных радикальных структур, то эти события вроде бы укладываются в этот тренд. Тем более, что уже были теракты в 2011 году в Актобе,  Атырау, Таразе. Также были попытки нападения на представителей силовых структур. То есть, это не было неожиданностью и сюрпризом для тех, кто занимался этим вопросом давно.

Но, с другой стороны, можно наблюдать более опасный тренд. Если в 90-х годах некая концентрация радикалов была характерна для юга страны, в начале 2000 годов - для запада Казахстана (опять же, из-за серьезного влияния Северного Кавказа и российских радикальных структур и лиц, в частности - Саида Бурятского), то сейчас мы наблюдаем задержание и представителей разных структур по всей территории Казахстана. Вне зависимости от их религиозной, социальной, этнической принадлежности. Конечно, большинство задержанных - это молодые люди до 29 лет и безработные. Но сейчас мы наблюдаем, что среди них стали появляться и представители среднего класса, и бизнесмены. Это говорит о том, что в идеологическом плане возник тот вакуум, который активно заполняют радикальные структуры - тем более, что это совпадает с религиозным ренессансом, когда многие интересуются религией, особенно молодежь. Не секрет, что основная рекрутация идет в мечетях.

Поэтому я думаю, наблюдаемое в Актобе - это доказательство того, что сама власть теряет стратегическую инициативу в целом, с точки зрения контроля над протестными настроениями, вне зависимости от того, что лежало в основе событий - радикальные религиозные радикальные идеи или деятельность теневых групп давления, может быть, региональной элиты. В любом случае, можно говорить о том, что радикализация в Казахстане уже началась, и людей могут использовать в качестве инструмента, в том числе и инструмента политической борьбы. И власть не контролирует эту ситуацию, она действует часто постфактум.

 

Министр информации и коммуникаций Даурен Абаев заявил, что не было никакого информационного вакуума. Вы согласны с этим?

- В этот раз наши государственные и силовые структуры старались более оперативно давать информацию, хотя и не так быстро, как должно быть. Потому что слухи стали распространяться быстрее.



Сегодня, когда народ вовсю обсуждает события в Актобе, официальная Астана выходит с брифингом про Тохтара Тулешова, где говорится о якобы его спонсировании “земельных” митингов. Почему именно сегодня? Это совпадение?

- Это говорит о том, что либо нет согласованности в информационной политике, либо это было сделано для того, чтобы как-то отвлечь внимание общественности от событий в Актобе и перевести стрелки на события с митингами. Тем более, властям нужно было повысить немного свой статус и репутацию, которые были подпорчены в результате митингов (кадры задержаний людей разошлись по всему миру). Им нужно было предоставить убедительные доказательства, что меры были применены обоснованно. Тем более, что организаторам митингов в конце апреля сейчас предъявляются обвинения, и нужно было как-то увязать их с тем, что это было серьезно. Но вопросов сейчас появится еще больше. Для меня как аналитика этот информационный вброс является очень интересным. Впервые в подготовке госпереворота обвиняют влиятельного бизнесмена, были задержаны представители власти и силовых структур. Но, как ни странно, такие информационные вбросы ударяют по имиджу самой власти. У многих опять возникнет вопрос: а куда смотрели? И такая "информационная каша" вредит и обществу, и самой власти.

Были ли учтены уроки терактов 2011 годов правоохранительными органами?

- Сейчас они пытаются быстро исправить то, на что не обращали внимания более 20 лет. И рассчитывать на эффективную профилактическую работу правоохранительных органов не приходится. У нас мало профессиональных теологов, у нас, скорее всего, мало внедренных представителей силовых структур в радикальных религиозных группировках, плохо работает Духовное управление мусульман. Раньше говорилось, что у нас всего 30% имамов имеют религиозное образование, остальные 70%, видимо, его не имели. И потом все удивляются, что мы проигрываем идеологическую войну! Никто ведь ее не вел в интересах государства!



Чем, по-вашему, отличаются люди, участвовавшие в терактах 2011 годов, и сейчас?

- События тех лет до сих пор вызывают много вопросов. В частности, есть сомнения в принадлежности тех людей к радикальным группировкам. Но, по-моему, сейчас большую угрозу представляют не те, кто примкнул к каким-то радикальным организациям, а те, кто долгое время не проявляет себя, готовится. Они смотрят Интернет, пытаются собрать бомбу у себя дома. Это группа людей, которые выстреливают неожиданно, в том числе и для правоохранительных органов. Помните, как быстро меняли тактику радикалы, которые не стали бомбы взрывать, а кидались с ножами или направляли машины на остановку?

Здесь надо активно работать с общественностью. Хотите, чтобы граждане помогали, - говорите правду гражданам. Пусть они будут бдительными, пусть они сообщают. Скорее всего, кто-то знал, что где-то собираются подозрительные молодые люди. Пришел бы участковый и узнал. У нас в 2011 году были созданы антитеррористические комиссии на уровне областных акиматов, чем они занимаются - непонятно. Общественность не знает. Может быть, это все было организовано на уровне госструктур, но в одиночку они не справятся.   

Пока же, по мнению политолога, заявлений, полностью раскрывающих картину произошедшего в Актобе, никто не дал. Идет лишь констатация фактов и пересказывание хронологии событий. 



Автор: Жанар Канафина 
theopenasia.net
Бөгенбай ЗИЯЛЫБөгенбай ЗИЯЛЫ
7 жыл бұрын 4190
1 пікір
Блог туралы
0
660889 248 437 2368 167